Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:12 

Глаза умеют говорить,
Кричать от счастья или плакать,
Глазами можно ободрить,
С ума свести, пуститься в драку...
Словами можно обмануть,
Глазами это - невозможно.
Во взгляде можно утонуть,
Если смотреть неосторожно...
Не знают устали глаза,
Что видят всюду, то внимают,
Пусть не коснется их слеза,
Лишь счастьем пусть они сияют.
Их взгляд, как меч, пронзает все,
Они - как древний врачеватель,
Они - с душою заодно,
Так сотворил их наш создатель.
Когда душа любви полна,
Глаза загадочны, как вечность,
В них счастья светится волна
На море жизни безмятежной.

00:38 

ИЩИТЕ тех, кто Вас услышит,
В толпе узнает, позовёт,
С кем ниточкою свыше
Судьба Вас накрепко совьет.
Держитесь тех, кто с Вами споря,
Остался в главном заодно,
Кто разделял и слёзы горя
И бурной радости вино.
ДОВЕРЬТЕСЬ тем, кто звону верит
Колоколов, а не монет,
Кто совесть Вашей мерой мерит
Чье ДА...так ДА!..
А... НЕТ...- так НЕТ!..
Спешите к тем, кто жаждет встречи,
Кто Вас как личный праздник ждёт...
С кем раз в году прожитый вечер
Питает душу целый год...
ХРАНИТЕ тех, кто сердцу дорог,
Над кем не властны времена,
Кто и тогда ведёт Вас в гору
Когда вершина не видна.
Как много озарённых светом
На нашем жизненном пути
Дай Бог, их встретить...и при этом
Дай Бог в себе СЕБЯ найти!

00:10 

все равно ты не слышишь, все равно не услышишь ни слова,
все равно я пишу, но как странно писать тебе снова,
но как странно опять совершать повторенье прощанья.
добрый вечер. как странно вторгаться в молчанье.

все равно ты не слышишь, как опять здесь весна нарастает,
как чугунная птица с тех же самых деревьев слетает,
как свистят фонари, где в ночи ты одна проходила,
распускается день - там, где ты в одиночку любила.

я опять прохожу в том же светлом раю, где ты долго болела,
где в шестом этаже в этой бедной любви одиноко смелела,
там где вновь на мосту собираются красной гурьбою
те трамваи, что всю твою жизнь торопливо неслись за тобою.

Боже мой! все равно, все равно за тобой не угнаться,
все равно никогда, все равно никогда не подняться
над отчизной своей, но дано увидать на прощанье,
над отчизной своей ты летишь в самолете молчанья.

добрый путь, добрый путь, возвращайся с деньгами и славой.
добрый путь, добрый путь, о как ты далека, Боже правый!
о куда ты спешишь, по бескрайней земле пробегая,
как здесь нету тебя! ты как будто мертва, дорогая.

в этой новой стране непорочный асфальт под ногою,
твои руки и грудь - ты становишься смело другою,
в этой новой стране, там где ты обнимаешь и дышишь,
говоришь в микрофон, но на свете кого-то не слышишь.

сохраняю твой лик, устремленный на миг в безнадежность, -
безразличный тебе - за твою уходящую нежность,
за твою одинокость, за слепую твою однодумность,
за смятенье твое, за твою молчаливую юность.

все, что ты обгоняешь, отстраняешь, приносишься мимо,
все, что было и есть, все, что будет тобою гонимо, -
ночью, днем ли, зимою ли, летом, весною
и в осенних полях, - это все остается со мною.

принимаю твой дар, твой безвольный, бездумный подарок,
грех отмытый, чтоб жизнь распахнулась, как тысяча арок,
а быть может, сигнал - дружелюбный - о прожитой жизни,
чтоб не сбиться с пути на твоей невредимой отчизне.

до свиданья! прощай! там не ты - это кто-то другая,
до свиданья, прощай, до свиданья, моя дорогая.
отлетай, отплывай самолетом молчанья - в пространстве мгновенья,
кораблем забыванья - в широкое море забвенья.

(c) Бродский

23:25 

нам легко написать виртуально "скучаю".
целовать между смайлов, читать между строк.
а хотелось бы — просто, за чашечкой чая,
чтоб глазами — в глаза, посидеть хоть чуток.

23:16 

а что нам, людям, для счастья нужно?
уютный домик, свое местечко,
чтоб пахло вкусно, чтоб жили дружно
две половинки, два человечка…
чтоб чай с вареньем в любимой кружке,
горшки с цветами, диван, два кресла,
и чтоб на кухне часы с кукушкой,
и пусть кукуют… так интересней…
чтоб телевизор с большим экраном,
и на диване, укрывшись пледом,
и чтобы завтра — не очень рано —
поспать спокойно… пусть до обеда…
чтоб полка книжек, коробка дисков,
все то, что греет, напоминает…
сидеть тихонько, так близко-близко,
такое счастье… а там, кто знает…

23:23 

в городе холодно. осень к себе зовет.
плед вечерами, камин и горячий чай.
здесь не случается чуда, не обещай.
нас в этой осени больше никто не ждет.

холодно, значит время менять замки,
кутаться в грусть ночами, курить в окно.
мы бы могли с тобой выжить, конечно, но
нам здесь никто не протянет своей руки.

холодно. среди льдов не найти огня,
значит не выровнять пульс, не согреть души.
только не замерзай, я прошу, дыши
сломанным воздухом сонного сентября,

падай из крайности в крайность. плачь. кури.
делай смешное. срывайся. дави на газ.
осень нас встретит немыми дождями с глаз,
листьями, павшими замертво у двери,

вскрытыми венами прошлого, тишиной
смело скользящей по улицам и дворам.
осень врывается в город по проводам
и прорастает истерикой в нас с тобой.

в городе холодно, значит пора искать
место, где можно согреться.
идти домой.
[осень назад не окликнет, не скажет стой]
только, боюсь, нас там тоже не будут ждать.

22:50 

Меня нельзя надолго оставлять одну,
Я сразу начинаю сомневаться:
Чего хочу, кого люблю
И стоит ли за это браться?

Меня нельзя надолго оставлять одну,
Я быстро в четырех стенах остервенею,
И ничего я сразу не хочу,
И никому заранее не верю...

Меня нельзя надолго оставлять одну...

22:47 

Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря,
дорогой, уважаемый, милая, но неважно
даже кто, ибо черт лица, говоря
откровенно, не вспомнить, уже не ваш, но
и ничей верный друг вас приветствует с одного
из пяти континентов, держащегося на ковбоях;
я любил тебя больше, чем ангелов и самого,
и поэтому дальше теперь от тебя, чем от них обоих;
поздно ночью, в уснувшей долине, на самом дне,
в городке, занесенном снегом по ручку двери,
извиваясь ночью на простыне —
как не сказано ниже по крайней мере —
я взбиваю подушку мычащим "ты"
за морями, которым конца и края,
в темноте всем телом твои черты,
как безумное зеркало повторяя.

Иосиф Бродский

22:25 

Я люблю аромат твоих мыслей,
Они пахнут прекрасной любовью
Поцелуем…как пьяною вишней,
Они пахнут нежно - тобою
Пахнут остро перчинкой страданий,
Горьким запахом ревности сильной
Сладким духом твоих ожиданий,
И так вкусно - стихами и лирой...
Они пахнут, как яблоком - сексом,
Шоколадом касаний по коже,
Предвкушением пахнут чудесно,
С апельсиновой свежестью схожим...
И любви ароматом небесным,
Пряным запахом страсти горящей,
Мне дышать просто воздухом пресно,
Мне бы слов твоих - запах манящий...

21:22 

я люблю обниматься,
люблю целовать следы уходящего лета по кромке на волнорезе,
я люблю представлять, как сутки - и я исчезну, и не пеной я стану, а каплей морской воды.

я люблю твои руки,
люблю покупать блокноты, и когда я в стихах со светом мешаю грусть, я люблю так серьёзно и шёпотом "я вернусь", хотя выйду за хлебом всего лишь, ну что ты, что ты!
я люблю это всё, даже если сдаю билеты на вип-ложу с истерикой, криком и фаер-шоу,
я люблю себя.

у меня будет всё хорошо,
потому что уже закончилось это лето.

23:09 

В свежих ранах крупинки соли.
Ночью снятся колосья ржи.
Никогда не боялась боли -
Только лжи.

Индекс Вечности на конверте.
Две цыганки в лихой арбе.
Никому не желала смерти.
Лишь себе.

Выбиваясь из сил, дремала
В пальцах Господа. Слог дробя,
Я прошу у небес так мало...
Да, тебя.

22:56 

..и так хочется носом уткнуться в твои ключицы,
потому что с тобою так сладко хохочется и молчится,
потому что с тобою так нежно думается и спорится -
потому что с тобой невозможно всерьез поссорится,
зато можно дуть в нос, нашептывать сны - куда-то между плечом и ухом,
чувствовать, что в горле щекотно и как-то сухо -
это слова комкаются и по словам крадется
(тормошить загривок, целовать куда попадется)
что-то невероятно нежное, что и сказать стыдно...
мне так хочется носом в тебя: когда ничего не видно
тогда не так страшно, и можно думать, что обойдется -
выгорит, выстроится, нарисуется и срастется -
а что срастется? да я понятия не имею,
просто хочется стоять молча и дышать в шею.

23:10 

...Оставайся, В страсти многое можно...
Переменчивой, нежной, желанной,
Чуть наивной, загадочной, сложной,
Беззастенчивой, строгой, жеманной.
...Оставайся... Я хочу тебя видеть...
Обладать, ощущать, знать, что рядом,
Восхищаться, любить, ненавидеть,
Согреваться чарующим взглядом.
...Оставайся... На миг, на неделю...
На года, на столетья, на вечность,
Томной горечью и карамелью,
Превращая Любовь в Бесконечность...

23:03 

и когда-нибудь никогда заходи ко мне утром ранним, выходи ко мне из тумана и по тоненькой кромке льда, принеси мне один цветок, я вложу его тут, меж строчек,
и потом, как бы между прочим, я вплету его в свой венок.
заходи ко мне, заходи, я достану немного чая, очень вкусного, обещаю, чай невкусен, коль ты один.
нам сияет одна звезда,
даже если её не видно, она там, ты же знаешь это,
да и мы на одной планете,
и когда-нибудь никогда...

00:05 

Разговор

Мы говорим друг с другом. И наши слова создают странные реальности. Есть разговоры-мысли, приходящие в блеске стройных логических построений, назревающие плодами идей, зажигающие в глазах огонь ученого на грани открытия. Это разговоры умов, с острыми гранями и глубиной пропасти. Есть разговоры-чувства. Невесомые, легкие, почти прозрачные, но выворачивающие наизнанку небо. Облекающие мир в ветер на грани огня и резко уходящие под воду. Это разговоры сердец, трепещущие междустрочием в окружении тяжелой формы звука. Есть разговоры-молчание. Сверкающие отблеском света между встретившимися случайно взглядами, рождающиеся в небрежном движении рук, пробегающие мурашками по спине и стекающие дрожью по кончикам пальцев в мягкий озноб чужой теплой кожи. Это разговоры душ, простирающиеся за рамки видимого нами мира и остро осязаемые на самом кончике ресниц. Иногда мне кажется, что наши разговоры — это диковинные звери, живущие сами по себе, слизывающие соль с наших тел, горечь с наших губ, впитывающие смысл из нашего дыхания. А какой разговор пристально смотрит мне в глаза, сидя у твоих ног?

08:40 

Иногда невозможно выразить чувства словами. В такие моменты хочется обнять человека. И не отпускать целую вечность.

22:39 

чернильное сердце, ну что с тебя, в общем, взять, тебе что пиши - всё мимо, не по уму, и я бы, наверно, не стала тебе писать, но в общем-то, расскажи-ка мне, а кому? кому мне писать и к кому мне идти на свет, кого вспоминать, когда тяжело до слёз, чернильное сердце, ну как ты там, ну привет, надеюсь, что конь твой быстр и что меч твой остр, надеюсь, твоя принцесса не плачет в ночь, когда ты целуешь меч и играешь в рать, надеюсь, всегда найдётся, кому помочь, и прямо дорога, чтобы не умирать, надеюсь, что ветер в спину и солнце ввысь, надеюсь, что будет мир и от башни ключ, пока ты целуешь меч и играешь в жизнь, я снова пишу, что я очень тебя люблю,
чернильное сердце, ну что с тебя, в общем взять, я снова рву лист и кидаю его в костёр.

с любовью, твоя безнадёжно гаснущая сестра,
самая верная,
самая любящая из всех сестёр.

20:11 

а пока небо топит шхуны, во мне молча сдыхает море
и когда-нибудь даже волны перестанут меня спасать.
этот, выжженный солнцем, город меня больше не хочет помнить
и я честно уже не знаю, куда мне от себя бежать,

куда падать, в какую бездну, задыхаясь табачным дымом,
растворяясь в вчерашних зимах и вагонах бесцветных снов,
наблюдая, как ночь сжигает мою личную Хиросиму,
вынимая осколки улиц из запястий чужих дворов,

вынимая сердца и души из растерянных пешеходов.
постепенно добавив ходу, разбиваюсь о небосклон,
за которым летают чайки и давно позабытый кто-то
хочет записать шепот моря на отключенный диктофон,

а потом собирает вещи, поднимается и уходит,
прямо в полночь с попутным ветром, оставляя открытым шлюз.
я люблю наблюдать, как солнце, просыпаясь, неспешно всходит,
стоя у придорожных баров, где ночами играет блюз,

где, глотая пропитый воздух, возникает желанье спиться,
чтоб заполнить хоть чем-то крепким эту ломкую пустоту,
чтоб в одной из возможных жизней непременно родиться птицей
и, бесстыдно врываясь в небо, завоевывать высоту.

а пока небо топит шхуны, во мне молча сдыхает море
и, лаская песок, стирает мною брошенный рваный след.
забывай обо мне, мой город, меня больше не нужно помнить,
я уйду с позабытым кем-то, слушать блюз и встречать рассвет.

23:07 

Я хочу уснуть в объятиях твоих … тёплых, нежных и надежных… с лёгкою улыбкой на губах… и свободной, а не осторожной... Ты не бойся… я не убегу… от такой любви куда мне деться… Я тебе доверю даже сердце… Я хочу уснуть в объятиях твоих… ты… в моих… Нас ангел охраняет… Счастье - это блюдо на двоих… по другому просто не бывает…

22:41 

— Я люблю тебя с той самой секунды, когда впервые увидел тебя. Мне кажется, я всегда любил тебя – столько, сколько существует на свете любовь. Я люблю твой голос. Я люблю твое лицо. Я люблю твои руки. Я люблю все, что ты делаешь, и то, как ты это делаешь. Когда ты прикасаешься ко мне, мне кажется, что это волшебная палочка. Я люблю следить за тем, как ты думаешь, и слушать то, что ты говоришь. Я чувствую все это, но не понимаю и не могу объяснить – ни тебе, ни себе. Я просто люблю тебя, люблю всем сердцем. Ты выполняешь миссию Бога: придаешь смысл моей жизни. И потому мне есть за что любить этот мир.

Грегори Дэвид Робертс "Шантарам".

Обрывки мыслей...

главная