• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:31 

у тебя получится - через силу - что не вышло, в общем-то, у меня, ты такой весь правильный и красивый, что тебя ни вытерпеть, ни понять, лишь в лицо спокойное улыбаться, на тебя смотреть бы, разинув рот, ты меня научишь огня бояться, перейдёшь со мною болото вброд, ты меня научишь - такой же смелой, ты меня научишь вперёд смотреть?
я тебя любила, тобой болела, моя длиннокосая сволочь-смерть. я в твои глазищи смотрела прямо, за тобой хотела всегда идти, но сказал: не вытерплю я туманы, но сказал: собьюсь на твоём пути, потеряю нити, забуду руки и уйду куда-нибудь далеко, говорил, а сердце сплетало в звуки то, что я не спела бы ни о ком, говорил, а сердце кричало фразы, оплетало нитками твою плоть, если отсекаешь - то всё и сразу, мне тоску о мире не побороть, мне тоску о солнце в твои ладони не вложить, и сердце мне не отдать - я же говорила, а ты не понял, ты меня не выучен понимать…

у тебя получится - через силу - что не вышло, в общем-то, у меня,ты такой весь правильный и красивый, но боишься встреченного огня, но боишься тёплых моих ладоней, но боишься, что я уйду потом - я же говорила, а ты не понял, о тебе я пела как ни о ком, о тебе молилась, тебя любила, было так спокойно и так свежо...

ты такой весь правильный и красивый,
но так хочешь верить, что мне чужой.

23:30 

если, может быть, не смогу я тебя найти,
или, боже мой, перестану тебя искать -
извини меня,
и немножечко подожди -
значит, надо мне и сильней, и умнее стать.

если вдруг я к тебе тропинкой пойду не той,
если вдруг указатель какой-нибудь пропущу -
не кричи на меня, пожалуйста, и не вой,
и за мной не иди - я сама тебя не пущу!

если вдруг я замру, недвижи'мая, словно лёд,
если вдруг я солгу, и изранят мои слова -
ты прости меня,
ты ведь тот, кто всегда поймёт.

и я буду с тобою, покуда ещё жива.

23:17 

буквы в ладони – моя записка,
а на бумаге – свободы грани.
мы не смогли бы с тобою «близко» –
мы побоялись друг друга ранить.

звук сообщения рано утром –
я застываю в одной штанине;
ты понимаешь меня как будто.
я не смогла бы тебя покинуть.

я говорила бы до рассвета,
ты без усмешки считала минуты.
буквы на окнах – осколки лета.
буквы в письме – безнадёжно глупо.

ты не спасёшь меня из темницы,
это привычно, но больно крайне.
это конец, ведь за ним – граница.

мы побоялись друг друга ранить.

23:33 

Позови меня. Я приеду, приеду.
Позови меня. Позови.
Я услышу тебя, я узнаю у неба
Где сегодня находишься ты.

Научусь говорить с океаном, наверно
Впрочем, романтика - странный бред.
Просто знаю одно - если надо, приеду
За километры и за тысячи лет,

Доберусь, если надо, по бездорожью,
Путь найду, если хочешь, сквозь океан,
Верю в силу любви, верю в помощь я Божью,
Верю в наш слишком странный роман...

Я теряю былые свои очертанья,
Становлюсь белым дымом у губ,
Так нелепо порой... Остывают признанья
Не коснувшись знакомых рук.

Но так правильно. Хочешь - кричи безрассудно,
Хочешь - молчи в небеса...
Просто время придет... Не словами, разлукой
Доказать нам придется слова.

22:33 

Имя

Не спрашивай, как тебе называть меня. Имя лишь случайный штрих, привычная пустота звуков на красивых губах. Не спрашивай, как тебе называть меня, придумай мне имя. Смешай случайный блеск глаз с падающим за окном снегом, добавь поющее тепло между нами и мягкость первых слов. Наложи оттенки собственных мыслей, раскрась огромным размахом чувств, таким свойственным тебе. Придумай мне имя, которое для тебя будет значить что-то большее, чем условность пропечатанных в паспорте букв. Которое будет значить что-то только для тебя. Придумай мне имя, в котором только ты увидишь мой усталый взгляд сквозь дым сигареты, наши улыбки на расстоянии одного выдоха, первый, еще неуверенный поцелуй, соприкосновение душ в череде холодных дней. В котором ты прочтешь историю одной жизни, такой, какой ты видишь ее. Придумай мне имя, только ты, и оно станет по-настоящему, всерьез, до надрыва глупого сердца, до легкой дрожи касающихся твоей кожи пальцев — моим.

Аль Квотион

22:28 

Ты повторяй: "Всё будет хорошо!"
Пусть даже иногда бывает плохо.
Жить прошлым или будущим грешно,
Живи лишь настоящим! (Без подвоха)

Не нужно обижаться и грустить,
Жалеть себя - плохое утешенье.
Не можешь что-то в жизни изменить,
Так измени своё к ней отношенье.

И не тверди всё время мне скуля,
Что не борец и силы на исходе.
Не знаешь ты, но точно знаю я -
Надежда есть, была и будет в моде!

20:36 

— Не подходи слишком близко. Внутри темно. Там прячутся мои демоны.
— Подходи поближе. Внутри меня ад. Там могут жить твои демоны.

20:01 

Тьма великодушна, она терпелива и всегда побеждает, но в сердце ее могущества лежит слабость.
Хватит и одной свечи, чтобы разогнать мрак.
Любовь же сильнее свечи. Она способна разжигать звезды.
Мэтью Стовер

22:29 

Помни меня.
Вот так просто возьми и помни.
Даже нет, коль не хочешь – тогда даже не вспоминай.

Мы за временем
Бешено
Гонимся.
Души гоним.
Мы заходим за край, не увидев тот-самый-край.

Я хочу попросить
Но исполнишь ли?
Нет, не стоит!
Это будут всего сантименты
(душа болит)

Просто помни меня
Я прошу
Ты меня запомни.
Ну а коль не сумеешь – тогда просто сделай вид

15:54 

Если тебе надо, я принесу верёвку. Если ты собираешься на ней повеситься, то забудь. Но если ты будешь подниматься по ней из ада, то сколько бы верёвок не потребовалось — я принесу.

Саката Гинтоки

22:58 

Тихо бьется в мои стекла дождь -
Серая, измученная птица…
… говорят, что, если очень ждешь,
Что-то обязательно случится -

Принесут нежданное письмо,
Зазвенит звонок в притихшем доме…
…теплый ветер за моим окном
Ловит дождь в раскрытые ладони…

Ловит капли - а потом опять
Разбросает по дорожкам, крышам…
…говорят, что, если очень звать,
Это обязательно услышат -

И ответят, тихо позовут,
Успокоят светом, словом, взглядом…
…облака-кораблики плывут,
Тихие, усталые, куда-то…

В их далекой облачной стране
тоже вечер - и спешат скорее…
…в задремавшей чуткой тишине
Сердца стук становится слышнее…

Говорят, что если… очень ждешь…
Не понять такое невозможно.
…целый день выстукивает дождь
Твое имя тихо и тревожно…

22:44 

У меня за плечами тьма, ей не видно дна. За спиною вина, что не знает меры.
Каждый раз ты приходишь с рассветом одна. Каждый раз ты приходишь в белом.
Позови меня, если не с кем делить печаль, если память вдруг обернется против.
Я приду, и мы вместе будем с тобой молчать. Я не дам тебе оступиться в пропасть.
Верь в меня, вопреки всем холодным наветам. Твоя вера сильнее, чем происки лжи.
А захочешь - придешь поутру за ответом. Что сегодня тревожит тебя, расскажи?
Будь со мной и позволь прочитать твои мысли, расплетая по нитке дороги=пути.
Покажи мне,в чем боль твоя, весь ее смысл. И заставь меня плакать, а затем отпусти.
Не жалей, посылай мне вослед погоню, да держи под прицелом.
Мое сердце навеки в твоих ладонях, лишь бы ты всегда оставалась целой.
Убивай, не страшны мне пощечин пули. Вымещай свою злобу без удержу.
Не жалей, разве чувства тебя обманули? Я ведь сильная, я все выдержу.
Отдавая сполна, не проси ничего взамен. Забывай обо мне, если это под силу.
Мое сердце - твой добровольный плен, лишь бы ты всегда оставалась сильной.

10:02 

Мне пришлось выучить сложную вещь: доверие — это самое главное в отношениях.
***
... я прислушивался к ней, даже когда она умолкала... Она моя.
***

13:24 

— Почему мы не можем быть вместе?!
— Сказать тебе правду?
— Да. Я хочу знать.
— Рядом с тобой я теряю над собой контроль.
******
Но больше всего мне жаль, что я не стал бороться за нас, в то время как ты никогда не сдавалась.
******
Может ты просто боишься, что однажды кто-то действительно захочет быть с тобой… просто быть…

11:29 

Аль Квотион. Запчасть Импровизации

Мы творцы. Демиурги реальности, окружающей нас. Именно мы создали её такой. Ты когда-нибудь задумывался, что мы не можем жить без повода? Нам нужен повод, чтобы подружиться, нам нужен повод, чтобы любить, нам нужен повод, чтобы просто заговорить с человеком, нам нужен повод, чтобы уснуть и проснуться. И мы мучительно его ищем, переминаясь с ноги на ногу на грязном асфальте, ковыряя пальцем душу в попытке придумать ловкие слова тогда, когда хочется просто подойти и сказать: привет, давай поговорим? Просто так. Потому что у тебя красивые глаза. Потому что уже осень, а вместе теплее. Потому что мы просто люди и смотрим в одно небо. Потому что каждая душа человеческая — индивидуальна, неповторима и прекрасна, и не хватит жизни, чтобы узнать каждую, но так хочется... И ты подходишь, говоришь, глядя в лицо: давай просто поговорим.. и получаешь встречный вопрос: по поводу? Мы делаем мир сложнее, чем он есть. Я смотрю на мальчиков, мнущихся на ветреных улицах: я сейчас подойду и скажу ей, что... и дальше мучение на лице. Нет повода. Сколько времени, как пройти в библиотеку, Вы обронили.. Девушка, Вы обронили разноцветный листопад в моё сердце, Вы закружили в танце ресниц мой взгляд, девушка, посмотрите на меня, улыбнитесь и пойдём гулять по парку, выпуская на зеркало луж солнечных зайчиков смеха. Но всё же иногда встретишь человека, который не ищет повода, чтобы жить, который чем-то похож на тебя, который видит этот мир простым, который не любит масок, потому что воздух под ними тяжёлый и пропахший гримом, который учился ходить не касаясь земли.

15:22 

Аль Квотион. Запчасть Импровизации

Я сплю, прижавшись к стене, я жду, когда мой мир укроет собой пасмурное утро, когда оно наползет мокрым телом на город, придавит дождями птиц, откроет мне глаза. И укрывшись лишь сырым воздухом, льющимся в распахнутые окна, я обниму тебя и расскажу о доверии, самом честном, самом глубоком, самом ранимом и самом огромном: доверии не лицом к лицу, но спиной к спине.

Понимаешь, мы срослись душами. Я сижу на балконе между распахнутых окон, всматриваюсь в осень и кутаюсь в твой свитер. Я курю, а рядом с моей пепельницей валяются твои бумаги. Я открываю свой ноут и закрываю твои вкладки, я моюсь твоим шампунем, я хожу в твоих носках, когда я остаюсь один, я оглядываюсь через плечо, мне чудится твой смех... Понимаешь, мы проросли друг в друга. Вещами, словами, мыслями, чувствами, делами, телами... Я говорю не о любви, это что-то другое, повседневное, почти не заметное, очень важное. Ты уже не задумываясь угадываешь меня в толпе, в том, что я только собираюсь сказать, во всей жизни, а я интуитивно обнимаю твои плечи, без конкретной цели, просто так, ведь иначе уже нельзя... Твои губы пахнут мной, твоя кожа пахнет недавним сексом, в твоих глазах отражаюсь я... и я шалею от этого, и в крови шарашит животная страсть, доводя до утробного рычания: мы срослись душами. И что-то еще, трогательное, ласковое, щемящее, легкое и надрывное... Понимаешь?

Человек пришёл из картинок. Таких картинок много в сети, это яркие рисунки, фотографии со счастливыми и безупречно красивыми людьми, оттиски природы, исписанные строчками стихов. Боже мой, как не люблю я этот разноцветный, разношерстный фейерверк изображений, но человек пришёл из них. Человек проявился словами. Короткими, ничего не значащими фразами в аське, наигранно глубокомысленными комментариями к письмам в никуда, ссылками на улыбки и осторожными намёками на что-то важное в моём почтовом ящике. Боже мой, как не люблю я это пустословие и обмен жёлтыми шаблонными смайликами, но человек пришёл из них. Человек пришёл и начал расти. Прорастая побегами радости в моих глазах, уходя корнями в грудь, отчего сердце больно и сладко сжималось. Человек примерял к душе крылья стрекозы, крадя у жизни пространство между нами, человек стал частью каждого моего утра, каждого вечера, каждого дня. Без обещаний, без страха одиночества и целеустремленного поиска любви, он стал частью меня самого.

09:42 

Аль Квотион. Запчасть Импровизации

Я бы мог остаться один, не ждать, не любить, не искать, не надеяться. Построить маленький дом на краю мира, зажечь камин, налить вина, открыть книгу. Я бы мог не думать о тебе, если бы.. Черт возьми, если бы в твоем смехе не проступал этот атональный джаз, если бы не прицельный свет близкой до боли души, бьющий по глазам, если бы не тело твое, закаленное звездопадом и степной травой, если бы не нежность эта, мурашками по спине... Я мог бы. Но вместо этого мы будем танцевать. Включи музыку, ту самую, от которой душа начинает петь, судорожным ознобом разрисовывая горячую кожу, зажги мир, включи ее громче. Мы останемся вдвоем в этой музыке, мы завяжем глаза, мы потеряемся в наркотических звуках, скользящих движениях, мы превратимся в прикосновения. Мы займемся любовью в вакханических плясках света и тени, в бликах ночи и огня, мы научимся читать мысли, мы узнаем друг в друге себя... А утром я заварю чай, прикурю, посмотрю в окно на мутную, пожравшую углы и линии непогоду, и подумаю: я мог бы остаться один, если бы умел дышать без тебя.

Человек — это степь, хранящая в своих недрах тускнеющие во тьме сокровища души, таинственные клады знаний, драгоценные камни эмоций и переживаний, серебряные жилы несказанных слов... Степь, жаждущая раскопок, чутких внимательных глаз, интереса осторожных рук, стремящаяся распахнуть свои тайны тому, кто не пройдёт мимо, не плюнет в звенящую траву с пыльной дороги, тому, в чьём взгляде прочтёт седое небо: ты нужна мне, степь. Я хочу тебя познать. И каждая степь трепетно дрожит, беременная своей полнотой, готовая дарить... не зная, что раскопки могут открыть не только великие дворцы, полные сказочных богатств, но и пару глиняных черепков, да осколки мечтаний оказаться чуть большим, чем ты есть на самом деле.

09:48 

Аль Квотион. Запчасть Импровизации

Я не люблю много говорить, я курю и смотрю на птиц в окно, я открываю ноутбук и закрываю глаза на реальность, но... Мне нужно, чтобы меня кто-то ждал. Когда я ухожу блуждать в лабиринты собственной души, когда я превращаюсь в слова и рассыпаюсь по тетрадным листам, когда я, смешно фыркая и чихая, возвращаюсь из пелены дождя. Мне нужно куда-то возвращаться. Падать с неба на мягкий свет в уютное тепло, разбиваясь тихим смехом о подставленные ладони. Мне нужны твои руки. Нежные и надёжные, ласковые и любящие. Из которых я научился пить огонь, однажды ночью влетев в твоё распахнутое окно. В которых я нашёл что-то большее, чем любовь. Мне нужны твои глаза. Растерянно и удивлённо распахнутые навстречу миру, но становящиеся очень точными и внимательными, когда ты заглядываешь в меня. Которые я запомню именно такими: чуткими, жадными, ищущими, мудрыми, ироничными, матово мерцающими новым оттенком ночи в свете свечей. Мне нужен твой запах. По нему я ориентируюсь, диким зверем ощупывая дорогу домой между прозрачных осенних улиц торопливых городов. Мне нужен твой вкус. Соленый, горьковатый вкус страсти с привкусом моря, в котором я безжалостно тону, задыхаясь от счастья. Мне нужно твоё звучание. Твой мягкий смех, твой ровный красивый голос, с одинаковой лёгкостью перебирающий неуместные шутки и дрожащие от детской обиды и древней мудрости откровения. Хотя знаешь, всё это можно сказать намного проще: я такой, какой есть, но.. ты очень нужна мне.

Поцелуй меня в глаза. Когда вокруг меняется жизнь, когда шлейф потерь за спиной стирает разводы следов, когда стареют былые друзья и телефонные номера, согревавшие осенними вечерами, становятся просто набором цифр. Поцелуй меня в сердце. Выжги изнутри эту ноющую тоску, реанимируй душу разрядом случайной любви. Скальпелем милосердия вскрой зарождающуюся вселенную соприкосновения. Когда за окном пасмурно и серо, когда кашель мешает уснуть, когда от разобранной постели веет не желанием и страстью, а лишь усталостью. Поцелуй меня наизусть. Поцелуй меня насквозь. Занавесь окна, сядь на пол и наблюдай сквозь закрытые веки, как рождается нежность. Как рождается вечность. Как в полумраке квартиры заново рождаемся мы. Поцелуй меня...

15:34 

Аль Квотион. Запчасть Импровизации

Кто мы? Какие мы? Усталыми глазами впитывающие этот лживый свет экрана, в постоянном желании найти... Что-то, чего тут давно нет. А за окном пустые улицы и теплый летний ветер. А за окном небо к августу и звезды все ярче с каждым вдохом. А за окном шелестят большие деревья и шелест этот все больше напоминает тихое пение. А за окном зажигаются огни вдоль дорог, уводящих далеко-далеко. А за окном любая мысль — свободна, любое чувство — осязаемо. А за окном эта ночь, сладкая, с оттенком горечи, нежно касается поцелуем близких и понятных ей обветренных губ. А за окном... Давай выйдем на улицу. Давай найдемся снова, однажды потерянные на расстоянии пары шагов. И, я уверен, нам будет, что сказать друг другу.

Дело в том, что есть ты. И эта простая данность, уютно и тепло спрятавшаяся где-то то ли в левой стороне груди, то ли на изнанке век закрытых глаз, то ли где-то ещё, где отступает тело и царствует душа, эта смешная данность будит во мне самом нелепое межсезонье, заставляя отчетливо видеть вокруг на первый взгляд неприметное, скрытое от глаз скорее привычкой к зиме, чем природным климатом. Январь. А я собираю летящие на рваном ветру алые листья, беременные новой жизнью почки деревьев, я собираю их, как собирают цветы, чтобы подарить любимому человеку, ставшему для художника той неотъемлемой жаждой творчества, которая открывает новый потенциал стареющего искусства.

Впереди — две трети жизни. И от понимания этого сладко дышать, и хочется жадно пить эту жизнь, различая в сумбуре головокружительного бытия оттенки горечи и счастья, любви и боли, света и тьмы, себя и.. тебя, конечно.
Впереди — пол жизни. И это — уже повод научиться быть счастливым. И выходить на перепутье дорог, и вдыхать полной грудью ветра, и смеяться, просто так, оттого, что небо глубже и шире любых слов, оттого, что есть к чему стремиться и кого желать.
Впереди — четверть жизни. Целая четверть шепчущих сказки деревьев, мокрых от дождя мостовых, запаха моря и солнца, теплых нежных рук и согласных губ, песен и стихов. И даже россыпь морщин возле глаз — лишь дорогая твоему сердцу память о таких честных, таких красивых улыбках.
Мы ещё успеем. Пожить, надышаться, налюбиться, настрадаться вволю. Мы ещё успеем коснуться рукою звёзд и сочинить свою лучшую поэму, сделать кого-нибудь счастливым и прочесть те книги, которые откладывали в ящик стола. Мы ещё успеем объехать весь мир и заглянуть в глаза каждой души. Мы ещё успеем, потому что впереди — есть ещё несколько минут.

15:21 

Аль Квотион. Запчасть Импровизации

Осень — в душе человека. Как и весна, лето, любой сезон, любая погода. И поэтому одному и тому же дождю кто-то с радостью и предчувствием очищения подставит свои руки, а другой тяжело нахмурится, смахнет в случайный ручей свою печаль и потуже затянет плащ. Погода в нас, а дождь... он просто идёт. Лишённый оттенков добра и зла, радости и печали, дождь идёт сквозь наши души.

Вместе — это когда ты точно знаешь, что тебя всегда ждут. Одиночество — это когда ты всегда ждёшь, ничего не зная.

Обними меня, и пусть вокруг поднимается ветер и бесконечно падают звезды, пусть рождаются новые миры и сгорают древние боги, пусть... Но между нашими телами, спрятанное молчаливыми объятьями, останется то, что одним своим существованием оправдывает все.

А на небе — звезды. Самые обычные звезды на самом обычном небе. И я не знаю и не хочу знать их имен. Я хочу просто смотреть, показывать на них пальцем, улыбаясь, и говорить тебе: «смотри, как красиво». Там сложность стремится к простоте. Там на заре выпадает роса и мы шлепаем по ней босиком, и я не читаю тебе стихов о любви и боли, жизни и смерти: я зову тебя купаться, потому что вода теплая и в ней отражаются сосны и облака. И если напрячь фантазию, то можно представить, что мы летим между ними. А вечером мы пьем чай. С сушками. И все тайны бытия, риторические вопросы, тягостные мысли и нерешенные дела молча ждут нас с той стороны двери.

Что такое любовь? Ты падаешь вниз головой, закрыв глаза. По обнаженной коже струится ажур слов и бархат теплой темноты. Любые звуки превращаются в музыку, и ты настраиваешь метроном дыхания на такт сердца. Ладонями ты чувствуешь свет, ты осторожно касаешься изнанки души и она начинает петь. В этот момент долгое падение превращается в полет по кромке звездного неба. Ты замираешь, чтобы собрать губами эти звезды, но ласковая рука скользит по ключице, хватается за плечо, мягко толкает тебя спиной назад и ты... ты летишь. В облаке танцующего снега, упираясь лопатками в невесомость... А с ее горького горячего тела медленно скользит в вечность шелк белья. И в дрожащем пространстве между желанием и тишиной, между вашими телами, ты лицом к лицу сталкиваешься с жизнью. Но что такое жизнь без любви...

Осень время поэтов и задумчивых женщин, время, когда кренится чаша весов и необузданная ярость жизни идёт на убыль. Осенью оседает пыль. Пыль переживаний, бьющих по оголенным нервам, пыль безумных идей и почти начатых свершений. Осенью остывает небо. И вместе с ним остывает звериный рык страсти, становясь тихой умиротворённой нежностью.

Тот, кого ты любишь, это ночь. Это темнота, сводящая тебя к осознанию звука, вкуса, касания. Это тугая повязка на глазах, заставляющая узнавать мир снова, наощупь, слышать в невероятной тишине дрожание ресниц, различать нюансы дыхания и снова сходить с ума от горячего шепота на обнаженной коже...

А когда я в последний раз видел рассвет? Нет, не мельком, спеша по своим делам, не сонно бросив взгляд в окно, заваривая кофе, а по настоящему, осознанно, целенаправленно? Так, чтобы встать из уютной постели, когда ещё темно, вызвать такси, сесть в него и поехать на край города, чтобы увидеть — рассвет.. Держа за руку девочку — грусть. Чтобы там, между шумным городом и молчанием рассвета, встретить её брата близнеца, маленького, забытого мальчика — счастье.

Обрывки мыслей...

главная