• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:27 

рисовать губами по твоей спине звезды
млечный путь
будь
пожалуйста, будь

моей самой светлой мыслью
самым ярким светом
выдумай нашу с тобой планету
расскажи каким будет наше лето
через пару десятилетий
и о том как раздражают дети
при свете
танцуй со мной свои тихие вальсы
замыкай на моей шее пальцы
не давай мне ночью уснуть
будь
пожалуйста, будь

моим дымом в легких
легких, как твой первый
(в меня)
вдох
ночью того февраля
когда все улыбки становились для
тебя
и от твоего тепла поднималась в термометре ртуть
черт возьми..
будь
пожалуйста, будь

черти пальцами по ключицам пунктиром
раздели на нас городжизньквартиру
будь моим ориентиром
путеводной звездой
а я буду твой последний герой
твои лучших пьес. главных ролей
постановка - день закрытых дверей
где по ту сторону мы.
провожаем закаты и смотрим сны
черт. ведь все это не суть
просто будь
пожалуйста, будь

гудками длинными в телефонной трубке
продолжением сна каждое утро
робким шепотом над моим ухом
свежим ветром, когда так сухо
досуха. выпевай же меня до дна
будь же навсегда. навсегда моей А.
заполняй собой мою (слева) грудь
я прошу
будь
пожалуйста, будь

20:35 

Если ты ещё хочешь, чтобы мы были вместе, я не подпущу к тебе одиночество, я возьму тебя за руку и выведу на дорогу, по которой мы пойдём вместе...
(Марк Леви. Каждый хочет любить)
******
Она всего лишь хотела, что бы у нее был человек с которым можно весь вечер просидеть на нагретой солнцем крыше. Взять с собой два литра сока, и просто размышлять о смысле жизни, смотря, как горит небо после захода солнца. Или ромашковый чай в старом термосе ярко-красного цвета пожарной машины, что протекает и уже несколько лет стоит у нее на кухне. И сендвич с «Нутеллой» и бананом. А когда похолодает — завернуться вдвоем в один пушистый плед, который пахнет травами и кофе. Старый-старый плед, что в свое время обнял немало плеч, а теперь мирно покоится в гараже, рядом с каcсетным видеомагнитофоном и надувным матрасом.
Она хотела, что бы у нее был человек, который будет водить пальцем в воздухе, показывая ей созвездия, и спрашивать, не замерзла ли Она.
Она хотела, что бы у нее был человек, с которым будут теплые летние вечера, и мюсли на завтрак, и ночные сеансы с горой поп-корна, и записки на холодильнике. На их холодильнике…

23:02 

Чудеса – это мы. И когда на душе дождь и грозы
Утекают дождем, в строчки-капельки, буквы с небес…
Помнит Маленький принц грусть покинутой, вянущей розы…
Мы – три четверти помним… Фонтан… Коридор… Полонез…

Чудеса – это мы. Чудеса не случаются сами,
Иногда мы их ждем, словно ветер, что ждут паруса…
Иногда, например, если мы не дружны с чудесами
Мы теряем себя. Плачут новым дождем небеса…

Плачем с дождиком мы, ищем снова в себе вдохновенья,
Забываем о том, что вдохнуть можем душу в стихи…
Мы, теряя себя, вновь идем по дороге забвенья
И на этом пути вновь и вновь совершаем грехи…

И когда наши души расправят уставшие крылья,
Чтоб подняться как птицы, открыв для себя небеса,
Где страница истории прошлое сделает пылью…
Чудеса – это мы, и мы сами творим чудеса…

22:57 

Я тебя напою родниковым нектаром,
Я лесными дарами тебя накормлю.
Я согрею любовь мою сердца пожаром,
И прекрасную осень тебе подарю.
Подарю от души тихий солнечный вечер,
Жёлтых листьев палитру на фоне небес.
Голубых, как тогда, при полуденной встрече,
В восхитительном мире Эдем и чудес
Подарю, не жалея растраты на диво,
Ярко алый закат в озорной тишине,
И рассвет над курлычущим лесом красивый.
И луга, и поля и холмы в стороне
Я росы наберу в колдовские ладони,
Нежно кожи касаясь, омою лицо.
И смотря, как резвятся в траве Купидоны,
Подарю из шиповника в память кольцо.
Это время запомню, как нить золотую,
И частичкой былины в душе сберегу,
Жаль, что всех этих красок палитры простую,
Я тебе навсегда подарить не смогу...

22:20 

Но кто его в суетном мире узнал,
Не обманушись одеждой залатанной?
Кто в этой книге священной читал,
В душе, для других навсегда запечатанной?

Кто, слез не скрывая, узнал этот свет,
И выбежал вслед, замерев, на дорогу?
Кто видел в нем вечный и верный ответ:
Любовь, лишь Любовь... кто увидел в нем Бога?

О чем он грустит? о чем он молчит?
О чем он мечтает? чего он боится?
О чем его сердце так остро болит?
Что ночью беззвездной ему часто сниться?

Зачем он пришел и куда он идет?
Никто никогда не узнает...а жаль...
И сердце мое никогда не поймет,
Откуда в нем светлая эта печаль...

22:16 

Прости, печальное добро,
Тебе нет места в душах падших...

22:12 

а если по льду босым – лёд колется, как стекло.
а если молчать всегда – под пальцами стынет мир.
а если молчать всегда – то это не тяжело.
дрожит только вот внутри застывшая нота «ми»,
ты помнишь её больной и чуть истеричный звук.
ты помнишь, когда внутри осколками бился крик.
уже не хватает сил, уже не хватает рук,
уже не хватает слов, уже не хватает книг,
чужих равнодушных лиц, своей неживой души.
уже не хватает всех, чтоб справиться с пустотой.
и мне говорят – кричи. и мне говорят – пиши.
но как-то выходит всё неправильно и не то.
но как-то выходит всё. а где же найти мне вход
к моей неживой душе, запрятанной средь камней?
моя пустота меня так трепетно, верно ждёт.

а если в огонь ступить – мне станет чуть-чуть теплей?

21:27 

Зимой особенно уютно в доме…
Свернуться в кресле, с пледом на плечах
И спящей кошкой, что мурчит в истоме
И с отблеском огня на волосах.

Старик-мороз в колючих рукавицах
Бессменным стражем заступил в дозор.
Для окон вяжут ледяные спицы,
Чуть звякая, затейливый узор.

И под пушистым белым покрывалом
Вздыхает сонно спящая земля.
Три месяца морозов – это мало,
Когда есть дом, в котором ты и я,

Где есть камин, в котором пляшет пламя
И кошка, что мурлычет без конца,
Где согревает, а не ранит память,
Где в ритме слаженном стучат сердца.

А в небе зажигая звёзды-свечи,
С морозной ранней ночью заодно
По саду бродит тихий зимний вечер
И изредка бросает взгляд в окно.

20:59 

Знаешь, прошла осень, зима, наступила весна, а я до сих пор, каждыми вечерами вспоминаю нашу первую встречу, и минуты проведённые с тобой...
**
Нет ничего красноречивее безмолвных прикосновений.

Эльчин Сафарли

**
Чтобы перед сном не забивать голову глупыми мыслями, нужно засыпать вдвоём.

20:18 

есть такие вопросы, от которых в песок голова,
и ответы, от которых спрятать лицо в ладони.
и поэтому лучше даже и не начинать.
например, это ответ, имею ли я на тебя права,
например, это вопрос, как записана я в твоем телефоне.
не уверена, что мне хотелось бы это узнать.

19:27 

Ты - теплое покрывало, под которым хочется укрыться от скучных, безжизненных новостей, прозрачных дождей без запаха, монотонных календарных строчек.

23:51 

Вновь нахлынул северный ветер.
Вновь весна заслонилась метелью...
Знаешь, понял я, что на свете
мы не существуем отдельно!
Мы уже - продолжение друг друга.
Неотъемлемы. Нерасторжимы.
Это - трудно и вовсе не трудно.
Может, мы лишь поэтому живы...
Сколько раз - (я поверить не смею)
не случайно и не на вынос
боль твоя становилась моею,
кровь моя - твоей становилась!..
Только чаще (гораздо чаще!),
поднимаясь после падений,
нёс к тебе я свои несчастья,
неудачи нёс и потери.
Ты науку донорства знала,
ты мне выговориться не мешала.
Кровью собственной наполняла.
Успокаивала Утешала...
Плыл закат -то светлей, то багровей...
И с годами у нас с тобою
стала общею -группа крови,
одинаковой -группа боли.

23:49 

В мои планы не входило привязываться к тебе, но так уж вышло.

22:57 

ты — единственное море, в котором мой инстинкт самосохранения равен нулю и когда я в тебе тону, то с улыбкой иду ко дну.

22:16 

Хочу к тебе.
обнимать, и ни о чем не думать
ничего не чувствовать, кроме твоего запаха
и счастья от твоих объятий.

22:44 

ну скажи мне, кто я такая, чтобы ты протянул мне руку, да оставь меня, ты же знаешь, мы с тобою никто друг другу, даже если мы будем кто-то, то не трогай меня, не трогай, я давно не твоя забота, мы на разных уже дорогах, почему я должна пытаться объяснить тебе невозможность, объясняю опять, на пальцах: ну пожалуйста, осторожно, ну зачем тебе тьма и падаль, ну зачем тебе эта горечь, ну зачем тебе это надо, хватит верно спешить на помощь, всё равно ты мне не поможешь, всё равно меня не излечишь, я устала, скажи мне, боже, рано ль ставить за душу свечи, даже если поставить, боже, то куда тебе эту душу, это знаю, но всё же, всё же, прекрати замолкать и слушать, прекрати обнимать и плакать, тяжелее и тяжелее, у меня внутри тоже мякоть, а снаружи почти железо, у меня внутри тоже больно, у меня внутри тоже живо, у меня внутри тоже войны, не начатые справедливо, ну да что тебе эти фразы, ну да что тебе эти звуки, я тебя попросила сразу: тяжело - отпускаешь руки, я тебя попросила сразу: прекрати попытаться выжить, ну зачем тебе эти фразы, я их, собственно, ненавижу, понимаешь, ведь мне сильнее ощущается эта вольность, я боюсь, что я не сумею...

отпустите меня, мне больно.
отпустите меня, мне больно.
отпустите меня, мне больно.

22:31 

у тебя получится - через силу - что не вышло, в общем-то, у меня, ты такой весь правильный и красивый, что тебя ни вытерпеть, ни понять, лишь в лицо спокойное улыбаться, на тебя смотреть бы, разинув рот, ты меня научишь огня бояться, перейдёшь со мною болото вброд, ты меня научишь - такой же смелой, ты меня научишь вперёд смотреть?
я тебя любила, тобой болела, моя длиннокосая сволочь-смерть. я в твои глазищи смотрела прямо, за тобой хотела всегда идти, но сказал: не вытерплю я туманы, но сказал: собьюсь на твоём пути, потеряю нити, забуду руки и уйду куда-нибудь далеко, говорил, а сердце сплетало в звуки то, что я не спела бы ни о ком, говорил, а сердце кричало фразы, оплетало нитками твою плоть, если отсекаешь - то всё и сразу, мне тоску о мире не побороть, мне тоску о солнце в твои ладони не вложить, и сердце мне не отдать - я же говорила, а ты не понял, ты меня не выучен понимать…

у тебя получится - через силу - что не вышло, в общем-то, у меня,ты такой весь правильный и красивый, но боишься встреченного огня, но боишься тёплых моих ладоней, но боишься, что я уйду потом - я же говорила, а ты не понял, о тебе я пела как ни о ком, о тебе молилась, тебя любила, было так спокойно и так свежо...

ты такой весь правильный и красивый,
но так хочешь верить, что мне чужой.

23:30 

если, может быть, не смогу я тебя найти,
или, боже мой, перестану тебя искать -
извини меня,
и немножечко подожди -
значит, надо мне и сильней, и умнее стать.

если вдруг я к тебе тропинкой пойду не той,
если вдруг указатель какой-нибудь пропущу -
не кричи на меня, пожалуйста, и не вой,
и за мной не иди - я сама тебя не пущу!

если вдруг я замру, недвижи'мая, словно лёд,
если вдруг я солгу, и изранят мои слова -
ты прости меня,
ты ведь тот, кто всегда поймёт.

и я буду с тобою, покуда ещё жива.

23:17 

буквы в ладони – моя записка,
а на бумаге – свободы грани.
мы не смогли бы с тобою «близко» –
мы побоялись друг друга ранить.

звук сообщения рано утром –
я застываю в одной штанине;
ты понимаешь меня как будто.
я не смогла бы тебя покинуть.

я говорила бы до рассвета,
ты без усмешки считала минуты.
буквы на окнах – осколки лета.
буквы в письме – безнадёжно глупо.

ты не спасёшь меня из темницы,
это привычно, но больно крайне.
это конец, ведь за ним – граница.

мы побоялись друг друга ранить.

23:33 

Позови меня. Я приеду, приеду.
Позови меня. Позови.
Я услышу тебя, я узнаю у неба
Где сегодня находишься ты.

Научусь говорить с океаном, наверно
Впрочем, романтика - странный бред.
Просто знаю одно - если надо, приеду
За километры и за тысячи лет,

Доберусь, если надо, по бездорожью,
Путь найду, если хочешь, сквозь океан,
Верю в силу любви, верю в помощь я Божью,
Верю в наш слишком странный роман...

Я теряю былые свои очертанья,
Становлюсь белым дымом у губ,
Так нелепо порой... Остывают признанья
Не коснувшись знакомых рук.

Но так правильно. Хочешь - кричи безрассудно,
Хочешь - молчи в небеса...
Просто время придет... Не словами, разлукой
Доказать нам придется слова.

Обрывки мыслей...

главная