• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:41 

Дело не только в том, чтобы у тебя был кто-то, с кем проснуться рядом. Дело в том, чтобы доверять другому, понимая, что он не придаст тебя. Знать, что среди хаоса, сказанных тобой слов он сможет увидеть твои чувства и почувствовать твою боль, прижмёт тебя к себе и не отпустит.Главное в том, чтобы ощущать поддержку и заботу о себе, и не важно, рядом ли он сейчас, ты просто знаешь – ты важен ему! Всё дело в надёжности, в доверии и в том, чтобы не уйти, когда всё становится слишком странно...

23:32 

Мне медленно, но верно сносит крышу,
У психов обострение - зима.
Мне кажется, я слышу как ты дышишь,
За сотни километров от меня.

23:20 

бывает, что в сердце брешь, а все твои мысли - снег.
и жизнь проседает вновь сухой обветшалой кровлей.
запомни: в любой мороз ты можешь прийти ко мне.
я встречу тебя теплом и самой большой любовью.
и пусть наш суровый мир становится вдруг судьей,
ты снова звонишь с утра, дела освещая вкратце,
я каждое слово чту. и верю в тебя душой.
а вера такая, знай, не может не оправдаться.

23:25 

я так привык быть сорванным, опавшим,
мне даже по душе лесная хвоя;
и я готов стать без вести пропавшим,
чем лишний раз сказать тебе, какой я.

я ненавижу чертову планету.
и пусть я дьявол - люди тоже зло.
убил бы их. я сжил бы всех со свету...
но не тебя. с тобой мне повезло.

ты ослепляла - вот я и скрывался,
боялся причинить любую боль;
ты все ждала, а я сопротивлялся,
но полюбил. и потерял контроль.

я помню, как с оскалившейся рожей
расхваливал открывшийся кабак.
ты лишь твердила то, что я хороший,
и я поверил в то, что это так.

ты верила в меня. я тоже верю:
я верю в то, что ты еще жива.
мечом вспорю и вырву сердце зверю,
что отобрал тебя. поверь в мои слова.

твоя сестра упряма и несносна:
ни капли не похожа на тебя.
орет на всех углах, что "слишком поздно",
винит во всем дракона... и меня.

но знаешь, нет. такого быть не может.
я отыщу зеленые глаза.
мне в этом кое-кто даже поможет...
и этот "кто-то" верит в чудеса.

23:04 

я клянусь, что я знала тебя много жизней тому назад,
что я пела тебе те же песни, кружилась под те же танцы,
ты вот так же, как в этой, учил меня снова смеяться
точно тому же солнцу в твоих глазах.

в них, как сегодня, как и сотни затмений "до"
рождаются протуберанцы.

с них, как сегодня, как и тысячи весен "после",
сотворяются образа.

я клянусь, что уже молилась тебе/за тебя/в тебя,
что носила в себе это небо, как единственную икону,
что я слушала голос твой с самого первого ноября,
самого первого на людской памяти года.

знаешь, и если вдруг о нас нет ни строчки ни в одном
священном писании бытия,

то бытие должно быть переписано нами
снова

18:56 

Удивительная вещь... как благодаря одному - единственному человеку может измениться наша жизнь... Один звонок... настроение с нуля поднимается на самую высшую отметку... Одна единственная встреча... и ты забываешь про все свои проблемы... Один единственный взгляд...и ты уже где-то далеко в мечтах... Одно единственное прикосновение...и ты перестаешь замечать все вокруг... Один единственный поцелуй... и ты понимаешь, что ради этого стоит жить...

21:06 

Мы с тобой друзья в неделю дважды,
В остальные дни мы два скитальца.
Я не с каждым сплю и ты не с каждой,
Мы сплетаем наши руки, пальцы.

Но зато дружить так много проще,
Не искать речей о том, с кем вечер,
Нет свекрови, у тебя нет тещи.
Знаешь, кажется тандем наш вечен.

Не дрожат коленки при разлуке,
Не щемит в груди когда не вижу,
Просто согревая мои руки,
Медленно, но верно сносит крышу.

Вот и дружим пару раз в неделю,
Прибегаешь, как порой на службу.
Не признаешься и я не смею,
Что давно переросли мы дружбу.

23:23 

если будет война - значит, так должно быть, если будет цена - значит, есть чем платить, если будет болезнь - значит, не повезло; если жизнь - так пролезь, победи всем назло, если "как мне терпеть" - значит, боже, терпи, если мёртв ты на треть, то на две трети жив, если больно - дыши, если страшно - крепись,
ты всё выдержишь, что принесла тебе жизнь.

23:29 

и хочется просто по-детски плакать, до сбитых коленок к тебе ползти
на город ложится слепая слякоть, чуть под шафе от резкости
на город ложится весна кусками: то дождь, то солнце, то воздух синь
послушай, мы рушим своими руками, то, о чем кто-то не смел просить

послушай, мы верим в какие-то знаки, в какие-то заданные полюса
ко мне этот мир повернулся изнанкой в отсутствие смеха и голоса
ко мне этот мир стал и черств и жесток, а я онемела вдали от глаз
я даже во сне как ревнивый подросток упрямо решаю задачки про нас

а хочется просто рыдать под стрекот воды из крана, стирая тушь
и скалиться в зеркало обезьяной, и топать по зеркалу глупых луж
мешать отражение с пыльной пеной, кусать губу до кровавых ран
ты знаешь ты оказался первым, кто так впечатан в меня.. дурак,

я все пытаюсь избыть ту нежность, что красит небо и длит судьбу
но знаешь, что-то случилось между... и я не могу уже, не могу...
ни жить по-другому, ни петь, ни плакать, ни путь иначе чертить во тьму
приснись мне слышишь? хоть там хоть так я тебя поглажу и обниму

а хочется просто по-детски плакать от невозможности быть иной:
дворовой трогательной собакой, идущей по утру за тобой.

18:51 

Из моего окна отличный вид. Она смотрит на небо, разродившееся звёздами, а я смотрю на её шею и считаю удары сердца. Своего, разумеется. Это уже привычный ритуал. А под утро, я благодарю её, потому что она напоминает мне, что сердце у меня есть.
И страшнее всего признавать, что бьётся оно, как ни крути, только рядом с ней.

21:38 

Только держи меня крепче, не отпускай -
Треснувший мир распадается по кускам,
Если не чувствую жара твоей руки...
Берегом, гаванью прячь меня, береги,
Гротом, укрытием, выемкой между скал,
Корнем врастай в меня, только не отпускай,
Оберегай от огня и от горьких правд,
В заросли вереска, в запахи диких трав,
В тайные заводи, в шорохи дюн в песках
/Чтоб ни следа и ни знака не отыскать/,
Тропами в самое сердце, в нутро веди,
Спрячь, сохрани меня родинкой на груди,
Еле заметным биением у виска...

Нет, не люби.
Только руку не отпускай.

00:16 

И когда я изверилась, сникла, устала
И на чудо надеяться перестала,
Позвонил человек из далекой страны,
И сказал человек:
- Вы мне очень нужны. –
И сказал человек:
- Я без вас не могу… –
За окном закружились дома на снегу,
Дрогнул пол, покачнулись четыре стены.
Человек повторил:
- Вы мне очень нужны… –
Этот голос с акцентом – замедленный,
низкий
А потом бормотание телефонистки:
- Почему вы молчите, Москва, почему?
Отвечайте, алло! –
Что ответить ему?
Что давно я изверилась, сникла, устала,
Что на чудо надеяться перестала,
Ничего не хочу, никого не виню,
Что в остывшей золе не воскреснуть огню?

Только вслух разве вымолвишь эти слова?
И молчала, молчала, молчала Москва…

Юлия Друнина

16:50 

Пить с ней мартини. Пахнуть ее духами.
Лежать – в колени голову, так уютней.
Смотреть, как солнце между ресниц порхает,
И лето льется песней из старой лютни.
Дарить ей эльфов – крошечных, невесомых,
Чуть больше дюйма, крылья из перламутра…
Ее баюкать – сотнями сказок сонных.
Будить одним своим поцелуем утром.
Варить ей кофе, прятать в прохладу шелка
Плести браслет из бусинок и ракушек,
Входить в ее океаны – волной
На желтом песчаном горизонте рисуя душу.
Дышать ей – настежь легкие раскрывая
Держать, сжимая время вокруг запястья…
Терять ее – мучительно понимая,
Что вместе с ней куда-то уходит счастье...

16:01 

Я знаю, Ты моя награда
За годы боли и труда,
За то, что я земным отрадам
Не предавалась никогда,

За то, что я не говорила
Возлюбленному: "Ты любим",
За то, что всем я всё простила,
Ты будешь Ангелом моим.

23:04 

впрочем, расскажу тебе, делать нечего,
как прекрасна вселенная, как прекрасна, обманчива и изменчива;
как бываешь храним случайным взглядом, нечаянным вечером,
одной-единственной встречей, запомнившейся едва;
как сердце, зашито, залатано и заново искалечено,
становится недоверчивым;
как козыри неудобно забиваются в рукава.

октябрь льётся прохладной бархатной темнотой,
запомни, в такой темноте никто никому никогда никто;
бог и дьявол в деталях: сорт дерева стойки, барменский баритон,
градус сезонного алкоголя, в памяти — пёстрое месиво;
это потом ты будешь опять воевать с пустотой,
хотя ведь тебе на твоей войне ни черта не весело.

это потом за тобой придут, призовут тебя к тишине,
напоследок окликнут по имени, перекрестят, завернут в шинель,
говорят, кто праведно жил, тот умрёт во сне,
а, может, и вовсе бессмертен;
голова начинается кружиться, если что-то высматривать в вышине
или не находить обратного адреса
на конверте.

17:24 

Ты полностью моя. Не только твое тело, теперь и твое сознание, приняло мои правила, прошило тебя моим кодом до самого основания. Ты еще этого не понимаешь, но вдали от меня ты пропадешь. Просто не сможешь. Ты моя женщина, а за то, что мне принадлежит, я пойду по битым осколкам и руинам любой морали.

16:15 

Я думаю о тебе все время. Думаю о тебе утром, идя по холоду. Нарочно шагаю помедленнее, чтобы думать о тебе подольше. Думаю о тебе вечером, когда мне одиноко без тебя в барах, где я напиваюсь, чтобы думать о чем-нибудь другом, но добиваюсь обратного эффекта. Я думаю о тебе, когда тебя вижу, и когда не вижу, думаю тоже. Мне так хотелось бы найти другое занятие, но я не могу. Если ты знаешь, как можно исхитриться тебя забыть, научи меня.
**
У меня к тебе три тома недописанных писем, я начинаю каждое новое ранним утром, и под вечер когда оно почти готовo, время ставить точку, я просто перечитываю ещё раз и кладу его в стопку в которой уже бесчисленна тонна писем. Все тебе, о тебе, с тобой. Это знаешь ли трудно рассказать о том что чувствуешь когда тебя это переполняет. Это как человека умирающего от жажды привести к колодцу и заставить говорить, но он будет лишь пить, взахлёб, до потери дыхания... Это знаешь ли трудно сказать как я себя чувствую без тебя, если без тебя впрочем меня и нет. Вот как описать что то чего нет. Это знаешь ли трудно сказать о чем то настолько сокровенном что даже одна мысль об этом заставляет дрожать. Как описать то чувство необходимости тебя, когда это больше чем цепкое желание жить. Когда пульс как часы, в голове твой образ, а сердце, оно рвёт с себя слои и ты как шизофреник говоришь сам с собой. Как описать любовь, когда она такой величины, что даже космос по сравнению с ней имеет и конец и начало. Что даже время со всей его стабильностью менее постоянно чем это чувство любить тебя. Как описать тот страх что ты вызываешь ко мне... Это как облить человека бензином, поджечь, и когда он потухнет, спросить : "ну что давай еще?". И да мой ответ - "еще ", только уже с полным осознаванием всей той боли что может быть со мной опять, если ты меня оставишь. Ты мне слишком нужна, ты мне слишком необходима, и я признаю это, но это совсем не значит что я не боюсь... Я всегда, всегда буду бояться тебя потерять ...

00:30 

Час ночи... заворчал вдруг телефон,
Укрытый для надежности подушкой...
— Ты спишь, родная? Знаешь, так скучал... –
Уставший голос шепотом на ушко.

(И явь со сном сливается в одно
Необратимое желанье сладкой неги.
Улыбка счастья трогает лицо,
И нежность опускается на веки...)

— Ты знаешь, был такой безумный день,
Я поздно так? Наверное не надо?
— Ну что ты, милый, думать так не смей...
Я рада... ты же знаешь, как я рада...

— Весь день в делах... а мысли о тебе,
Все вроде хорошо, а неспокойно...
— Со мною так же... я живу во сне,
Лишь там с тобою... и дышать не больно...

Реальность бьет наотмашь по лицу,
И злобно ухмыляется мне в спину...
Ты близко-далеко... наполовину мой...
И я твоя всего на половину...

— Ну не грусти, родная, я с тобой,
Ты обещала быть всегда веселой...
— Прости, любимый, все сейчас пройдет,
Ты знаешь, что до слез всего полслова...

— Ну мне пора... прости, что разбудил,
Скучаю, моя нежная... ты слышишь?...
Люблю тебя... хочу безумно, нету сил,
Увидеть, как ты спишь и тихо дышишь...

— И я... хочу... Все будет, только верь,
Ну, а пока могу я лишь присниться...
Глаза закрой, не закрывай лишь дверь
В твой сон... Я прилечу далекой нежной птицей...

Короткие гудки... И счастье опрокинутое в сон...
Из рук тихонько ускользает телефон...

23:33 

я тебе позвоню в 5 утра.
просто так, потому что не спится.
потому что размыты границы
между "рано" и между "пора".
я тебе позвоню. ты возьмешь?
удивительно слышать твой голос.
я совсем не забыла про гордость.
я звоню потому что не ждешь.
я напомнить тебе первый снег.
и застынет зима за порогом,
все замрет, я клянусь тебе Богом!
и часы становятся свой бег.
я же знала что "мы" ещё есть.
хочешь верь мне, а хочешь – не верь.
я открою тебе тихо дверь.
на часах без пятнадцати шесть.

00:13 

говори со мной, когда в окна стучит туман,
когда я обесточен, выжат и в стельку пьян,
как отверженный морем, потерянный капитан,
обреченный ходить по суше, гасить огни,

устремивших свой взгляд на созвездия маяков.
представляешь, я месяц четвертый не вижу снов,
лишь брожу блеклой тенью по нервам чужих дворов,
вспоминая о волнах, бушующих там, вдали.

говори со мной, слышишь, пожалуйста, говори.

говори со мной, когда входит весна в дома,
когда рядом на край постели садится тьма.
да, я знаю, что завтра утром сойду с ума,
убегая от ветра в объятья хмельной зари,

только вряд ли она меня примет, ну ладно, пусть.
я боюсь оставаться один в этой тьме, боюсь.
и уже совершенно не в силах нащупать пульс;
я уже совершенно не в силах молчать, пойми.

говори со мной, слышишь, пожалуйста, говори.

говори со мной неуверенно, неспеша,
говори со мной, когда я не могу дышать,
когда мне остается до края последний шаг
и уже не спасают таблетки, весна, врачи.

а когда маяки станут выше, чем небосвод,
то за мною вернутся, чтоб снова забрать на борт,
но, прошу, пока я насовсем не покину порт
говори со мной, слышишь, пожалуйста, не молчи.

Обрывки мыслей...

главная