Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:55 

страхи приходят немного за полночь, тенью накрывшись, скользнут под кровать. лампа погаснет - выходят из тени, жаль, одеяло никак не сорвать. в шесть с половиной огромные волки будут кружить, не давая заснуть. надо быть смелым, и чёрные твари сами исчезнут, осталось чуть-чуть.

страхи растут, как одежда и обувь, где-то в пятнадцать не станет волков. лёжа в постели, ты думаешь «Боже, если изгой, то как долго таков?». утро встречает омлетом и чаем, новой насмешкой и едким словцом. волки, увы, никуда не уходят, волки всего лишь меняют лицо.

в новом абзаце – немного за двадцать, страхи уже не царапают дверь. тихо профессор бубнит теорему, что-то рисуй, посчитай и замерь. райское время в бордовой обложке сменится вскоре восьмым этажом, факсами, скрепками, письмами, бланками, новым ай-падом, бумажным ножом.

если за тридцать, то страхи исчезнут , разве что должность тревожит чуть-чуть. сердце немного торопится биться, если директор решил упрекнуть. впрочем, не страшно, всё быстро решится, офисный город похож на игру. то, что под вечер грозит катастрофой, как-то легко забывают к утру.

вечер свалился откуда-то с крыши, вздрогнул фонарь, побледневший, как смерть, время надело домашние тапки, взбило подушку, готовится петь, вот колыбельная звякнет на листьях старого клёна, что смотрит в окно. ты не ложишься, на имени Диккенс статус меняешь «уже прочтено».

сидя на кресле, ты вспомнишь, как раньше лишь одеяло спасало от бед. плотно укрывшись, уже не боялся и засыпал под багряный рассвет. волки вернулись, опять изменившись, холодом вьюги легли на кровать. книгу отложишь и думаешь: «Боже, сколько ещё одному засыпать?»

20:18 

стоишь и ждёшь, а чего - неясно,
молчишь о правильном и прекрасном,
осколки сердца собрав, как пазлы,
ныряешь в тёмную
глубину.

смазливый август пришёл неслышно - читать буклеты, газеты, книжки; ты называешь меня малышкой и продолжаешь во тьме тонуть. пестрится искрами сорок пятый - кольцом тревоги с тобой распяты, мечты пропахли сгоревшей мятой и прахом тех, кто горел в огне. ты любишь розы, нарциссы, маки, метаться вихрями, как во мраке... над Хиросимой и Нагасаки сгустились тучи. ты веришь мне?.. кричали птицы во мгле бездонной; ты видишь, будто над нашим домом растёт надежда травою сонной, и спят под светом её дома...

и Нагасаки, и Хиросиму встречает праведная могила.

ты помнишь,

как
я тебя
любила?

прости, что нас разделила тьма.

16:01 

хочешь, я буду любить тебя, стану старше
книжек прочту немерено.
всё без шуток.
чтоб излечить шарфами надсадный кашель
нужно на время выпрыгнуть из маршруток.

чтоб излечить мою аритмию сердца -
нужно вставать пораньше и жить без кофе.

только ничем другим не учили греться
я опознаю смерть хоть в анфас, хоть в профиль.

хочешь меня такую? тогда бери же!
мир холодеет правдами одиночеств.
мне без тебя никак не удастся выжить...

Бог написал на сотне своих пророчеств

что человеку нужен другой. и точка.

(поодиночке нам не подарят берег)
я – поэтесса, значит его я дочка.

всё что осталось - ждать тебя
ждать и верить…

23:56 

Есть души как лужи и как океаны,
По лужам прошелся - обрызгался лишь.
Есть души-загадки и души-туманы,
Что скрыты под стаями солнечных крыш.

Есть души как разные теплые страны,
Ты в них побывал и за раз полюбил.
Есть души как рваные куртки карманы,
С них падает все, как бы их ни зашил.

Есть души как дикие злобные звери,
Их нужно лишь только к себе приручить.
И злы они, лишь потому что не ели
И некому было их даже любить.

Есть души как скверик, придешь в него ночью,
И станет вдруг так хорошо-хорошо.
И ты понимаешь, что ты уже точно
Такую нигде никогда не найдешь.

Есть души как сад: и просты, и прекрасны.
Цветы в них горят бесконечным огнем,
Но жить в таких душах бывает опасно,
Завянут цветы и тогда что потом?

Есть души как вечно-зеленая осень,
Грустят днем и ночью, везде и всегда.
Но, если дождя ты у них вдруг попросишь,
Они не откажут тебе никогда.

Есть души как ветер, просты и легки,
Но их не догнать среди жизненных бурь,
Как синее небо, они далеки,
В котором сияет любовью лазурь.

Есть души как волки, они - одиночки,
У них своя жизнь, свои мысли и сны.
И без сожалений они ставят точки,
Как снег и как лед, они все холодны.

Есть души как розы, есть души как камень.
И сколько бы раз ты ее ни зажег,
А в ней все равно гаснет красное пламя,
И ты не любовь получаешь - ожог.

Есть души как небо, есть души как пропасть,
Смотри в них, пожалуйста, не упади.
Есть души как солнце, а есть души-гордость,
В которых любви никогда не найти.

Но в душах же наших должно быть желанье,
Найти душу ту, где мы видим мечту.
Не душу-огонь и не душу-признанье,
А просто родную и просто свою

22:24 

план такой:
ты приходишь и говоришь мне: "пойдем домой!
я забираю тебя у всех."
осень не станет спорить с таким... с тобой.
мать, наконец, услышит мой тихий смех.

будет так: ты спокойно скажешь: "она моя."
30 лет я готовился к этой встрече."
ты достанешь меня из постели небытия.
даже отец мой не станет тебе перечить.

или так: мы просто возьмемся за руки и уйдем.
я жду тебя, а не сотни красивых слов.
ты будешь кареглазым, властным и чуть седым -
я о тебе посмотрела 100 000 снов.

может быть, ты появишься неожиданно, словно снег.
я боюсь зимы, заметающей мой порог.
ты постучишь. я достану свой оберег.
будет ночь. но она не скроет твоих дорог.

пусть я открою, и ты войдешь.
мы будем нерешительней, мягче. мы постареем.
ты придешь. я знаю, что ты придешь.
только, пожалуйста, поскорее.

21:34 

— Нет, — покачал кисточкой в воздухе художник, — он красный... Крик всегда бывает красным... Просто у лепестка ещё не родился цвет... Сам бутон пока ещё не подарил ему цвет... Когда зависаешь над бездною, цвет не обязателен. Он просто теряет своё значение...
— Но я не вижу бездны, — произнесла я растерянно, вглядываясь в очертания красок.
— Бездну нельзя увидеть. Её можно только ощутить... Когда теряешь что-то любимое...

23:54 

я хочу чтоб ты знала,
и, наверное, всё-таки помнила.
я тебя жду через год, через два,
или, может, во вторник.

я и вечность, пожалуй, смогу
полусонную, пьяную, дикую
говорящую ерунду,
беззаботную или разбитую,

я любую тебя приму.
будешь плакать - я слезы высушу,
я - под пули, и я - в огонь!
у Всевышнего вымолю-выпрошу
"только сердце ее не тронь"

твои руки, до одури нежные
буду гладить и обнимать.
мои чувства к тебе безбрежные,
понимаешь, их не унять...

23:47 

Мне хочется с тобою помолчать,
О нашем, самом личном, сокровенном...
Одним лишь взглядом удовлетворять,
До глубины души, - проникновенно...

Ещё, мне хочется с тобою говорить,
Безостановочно, слегка перебивая,
Тебе мой нрав под силу усмирить,
Но ты внимаешь, терпеливо познавая...

Мне хочется с тобою просто быть,
Вот просто рядом! Просто безотрывно!
Сегодня я хочу тебя любить,
А завтра?! Завтра будет видно...

10:45 

Разреши мне, хоть раз, разреши
Тёмной ночью к телу прильнуть,
На миг склеить осколки души
И в объятьях твоих утонуть.

Разреши мне, прошу, разреши
Еженощно с тобой умирать
После чувственной нежной борьбы,
А наутро — опять воскресать.

Я молю, разреши мне молчать:
С губ моих сочится лишь яд.
Я так жажду тебя воспевать,
Но боюсь завершить обряд,

Что утянет тебя на дно
И разверзнет памяти ад.
Вместе быть нам не суждено —
Все мне знаки судьбы говорят.

23:41 

Дело не только в том, чтобы у тебя был кто-то, с кем проснуться рядом. Дело в том, чтобы доверять другому, понимая, что он не придаст тебя. Знать, что среди хаоса, сказанных тобой слов он сможет увидеть твои чувства и почувствовать твою боль, прижмёт тебя к себе и не отпустит.Главное в том, чтобы ощущать поддержку и заботу о себе, и не важно, рядом ли он сейчас, ты просто знаешь – ты важен ему! Всё дело в надёжности, в доверии и в том, чтобы не уйти, когда всё становится слишком странно...

23:32 

Мне медленно, но верно сносит крышу,
У психов обострение - зима.
Мне кажется, я слышу как ты дышишь,
За сотни километров от меня.

23:20 

бывает, что в сердце брешь, а все твои мысли - снег.
и жизнь проседает вновь сухой обветшалой кровлей.
запомни: в любой мороз ты можешь прийти ко мне.
я встречу тебя теплом и самой большой любовью.
и пусть наш суровый мир становится вдруг судьей,
ты снова звонишь с утра, дела освещая вкратце,
я каждое слово чту. и верю в тебя душой.
а вера такая, знай, не может не оправдаться.

23:25 

я так привык быть сорванным, опавшим,
мне даже по душе лесная хвоя;
и я готов стать без вести пропавшим,
чем лишний раз сказать тебе, какой я.

я ненавижу чертову планету.
и пусть я дьявол - люди тоже зло.
убил бы их. я сжил бы всех со свету...
но не тебя. с тобой мне повезло.

ты ослепляла - вот я и скрывался,
боялся причинить любую боль;
ты все ждала, а я сопротивлялся,
но полюбил. и потерял контроль.

я помню, как с оскалившейся рожей
расхваливал открывшийся кабак.
ты лишь твердила то, что я хороший,
и я поверил в то, что это так.

ты верила в меня. я тоже верю:
я верю в то, что ты еще жива.
мечом вспорю и вырву сердце зверю,
что отобрал тебя. поверь в мои слова.

твоя сестра упряма и несносна:
ни капли не похожа на тебя.
орет на всех углах, что "слишком поздно",
винит во всем дракона... и меня.

но знаешь, нет. такого быть не может.
я отыщу зеленые глаза.
мне в этом кое-кто даже поможет...
и этот "кто-то" верит в чудеса.

23:04 

я клянусь, что я знала тебя много жизней тому назад,
что я пела тебе те же песни, кружилась под те же танцы,
ты вот так же, как в этой, учил меня снова смеяться
точно тому же солнцу в твоих глазах.

в них, как сегодня, как и сотни затмений "до"
рождаются протуберанцы.

с них, как сегодня, как и тысячи весен "после",
сотворяются образа.

я клянусь, что уже молилась тебе/за тебя/в тебя,
что носила в себе это небо, как единственную икону,
что я слушала голос твой с самого первого ноября,
самого первого на людской памяти года.

знаешь, и если вдруг о нас нет ни строчки ни в одном
священном писании бытия,

то бытие должно быть переписано нами
снова

18:56 

Удивительная вещь... как благодаря одному - единственному человеку может измениться наша жизнь... Один звонок... настроение с нуля поднимается на самую высшую отметку... Одна единственная встреча... и ты забываешь про все свои проблемы... Один единственный взгляд...и ты уже где-то далеко в мечтах... Одно единственное прикосновение...и ты перестаешь замечать все вокруг... Один единственный поцелуй... и ты понимаешь, что ради этого стоит жить...

21:06 

Мы с тобой друзья в неделю дважды,
В остальные дни мы два скитальца.
Я не с каждым сплю и ты не с каждой,
Мы сплетаем наши руки, пальцы.

Но зато дружить так много проще,
Не искать речей о том, с кем вечер,
Нет свекрови, у тебя нет тещи.
Знаешь, кажется тандем наш вечен.

Не дрожат коленки при разлуке,
Не щемит в груди когда не вижу,
Просто согревая мои руки,
Медленно, но верно сносит крышу.

Вот и дружим пару раз в неделю,
Прибегаешь, как порой на службу.
Не признаешься и я не смею,
Что давно переросли мы дружбу.

23:23 

если будет война - значит, так должно быть, если будет цена - значит, есть чем платить, если будет болезнь - значит, не повезло; если жизнь - так пролезь, победи всем назло, если "как мне терпеть" - значит, боже, терпи, если мёртв ты на треть, то на две трети жив, если больно - дыши, если страшно - крепись,
ты всё выдержишь, что принесла тебе жизнь.

23:29 

и хочется просто по-детски плакать, до сбитых коленок к тебе ползти
на город ложится слепая слякоть, чуть под шафе от резкости
на город ложится весна кусками: то дождь, то солнце, то воздух синь
послушай, мы рушим своими руками, то, о чем кто-то не смел просить

послушай, мы верим в какие-то знаки, в какие-то заданные полюса
ко мне этот мир повернулся изнанкой в отсутствие смеха и голоса
ко мне этот мир стал и черств и жесток, а я онемела вдали от глаз
я даже во сне как ревнивый подросток упрямо решаю задачки про нас

а хочется просто рыдать под стрекот воды из крана, стирая тушь
и скалиться в зеркало обезьяной, и топать по зеркалу глупых луж
мешать отражение с пыльной пеной, кусать губу до кровавых ран
ты знаешь ты оказался первым, кто так впечатан в меня.. дурак,

я все пытаюсь избыть ту нежность, что красит небо и длит судьбу
но знаешь, что-то случилось между... и я не могу уже, не могу...
ни жить по-другому, ни петь, ни плакать, ни путь иначе чертить во тьму
приснись мне слышишь? хоть там хоть так я тебя поглажу и обниму

а хочется просто по-детски плакать от невозможности быть иной:
дворовой трогательной собакой, идущей по утру за тобой.

18:51 

Из моего окна отличный вид. Она смотрит на небо, разродившееся звёздами, а я смотрю на её шею и считаю удары сердца. Своего, разумеется. Это уже привычный ритуал. А под утро, я благодарю её, потому что она напоминает мне, что сердце у меня есть.
И страшнее всего признавать, что бьётся оно, как ни крути, только рядом с ней.

21:38 

Только держи меня крепче, не отпускай -
Треснувший мир распадается по кускам,
Если не чувствую жара твоей руки...
Берегом, гаванью прячь меня, береги,
Гротом, укрытием, выемкой между скал,
Корнем врастай в меня, только не отпускай,
Оберегай от огня и от горьких правд,
В заросли вереска, в запахи диких трав,
В тайные заводи, в шорохи дюн в песках
/Чтоб ни следа и ни знака не отыскать/,
Тропами в самое сердце, в нутро веди,
Спрячь, сохрани меня родинкой на груди,
Еле заметным биением у виска...

Нет, не люби.
Только руку не отпускай.

Обрывки мыслей...

главная